Услуги

Услуги

Программы

Офисы Пресс-служба Подписка Обратная связь Запрос на оказание услуг

Выбор языка

Выбор локации

Мы используем файлы cookie, чтобы улучшить работу сайта. Оставаясь на сайте, вы соглашаетесь с нашей политикой по использованию файлов cookie.
Смотреть все выпуски

Tax Messenger

Готовь сани летом: среднесрочные тренды в налогообложении высокотехнологичных компаний с учетом поправок, анонсированных весной 2024 года

04.06.2024 г.

Поделиться

3 июня 2024 года в Государственную Думу РФ был внесен законопроект, содержащий контуры масштабной налоговой реформы.

Группа компаний Б1 уже освещала его ключевые тезисы, а теперь обращает внимание на тенденции и вопросы, которые усматриваются из его положений, а также иных значимых для высокотехнологичной сферы изменений.

Длительная работа регуляторов над параметрами изменений нулевой ставки по налогу на прибыль для аккредитованных ИТ-компаний на текущий момент привела к повышению ставки по налогу на прибыль для аккредитованных ИТ-компаний до 5% на период 2025 – 2027 гг. 

Для сохранения темпов импортозамещения в сфере технологий анонсированы меры для обоснованного снижения налогооблагаемой прибыли:

  1. Для всех плательщиков налога на прибыль применимо повышение коэффициентов учета расходов с 1,5 до 2, понесенных при:
    • создании основных средств, включенных в единый реестр российской радиоэлектронной продукции, относящихся к сфере ИИ, либо в перечень российского высокотехнологичного оборудования;
    • создании НМА в виде исключительных прав на программы для ЭВМ и базы данных, включенных в единый реестр российских программ для ЭВМ и баз данных, относящихся к сфере ИИ, и приобретение лицензий на такое программное обеспечение;
    • осуществлению видов НИОКР, указанных в перечне, установленном Постановлением Правительства РФ от 24.12.2008 N 988в (помимо ИТ, это наработки в рамках Индустрии 4.0., которые реализовываются в профильных компаниях российских промышленных групп, исследования в сфере транспорта, биохимии, экологии и т.д.). Впрочем, нельзя не отметить, что на фоне жарких споров, является ли деятельность НИОКР, действенность повышения коэффициента сама по себе, не очевидна. Для этого может быть целесообразно в диалоге с бизнесом выработать более точные ориентиры.
  2. В дополнение к инвестиционному налоговому вычету, призванному действовать на региональном уровне, что в значительной степени снижало эффективность его применения, анонсирована возможность применения федерального инвестиционного налогового вычета для уменьшения налоговой обязанности на сумму не более 50 процентов капитализированных расходов (создание, модернизация и т.д.) основных средств и НМА. 

    К каким именно активам и как будет применяться этот инструмент, будет отдельно определено Правительством России. Но если говорить о трендах, в законопроекте сразу анонсированы исключения из действия этого механизма в виде:

    • кредитных организаций и подакцизной деятельности в отношении товаров народного потребления;
    • компаний-участников СЗПК, в отношении которых предусмотрены иные льготные механизмы;
    • иностранных организаций, признаваемых российскими налоговыми резидентами.

Начиная с 2025 года, ожидаемо актуализируются вопросы проверки:

  • корректности применения налоговых ИТ-льгот вслед за истечением в марте 2025 года так называемого «моратория» на проведение выездных налоговых проверок аккредитованных ИТ-компаний. Он, отметим, отнюдь не мешает налоговым органам проводить предпроверочный анализ корректности применения ИТ-льгот и запрашивать подтверждающие документы, что мы наблюдаем по ряду наших клиентов на практике;
  • момента признания доходов и расходов, что повышает актуальность, например, таких вопросов, как подход к признанию выручки по длящимся договорам, единовременное списание расходов или их капитализации в амортизируемой стоимости основных средств и НМА;
  • использования убытков прошлых лет в налоговой базе с учетом ограничений 2022 – 2024 года;
  • обоснованности применения анонсированного повышенного коэффициента амортизации 2;
  • общей обоснованности расходов, осуществляемых в 2025 и последующих годах.

Также обращает на себя внимание анонсирование принятия порядка выдачи подтверждения, что услуги / работы относятся к разработке программно-аппаратного комплекса (ПАК), чтобы активировать этот вид льготируемой ИТ-деятельности.

Отдельно стоит рассмотреть вопрос анонсированной амнистии при дроблении бизнеса. В предлагаемом определении дробления бизнеса указано, что таковым является занижение налогов в результате применения специальных налоговых режимов формально независимыми лицами, осуществляющими единую деятельность под единым контролем. 

Поскольку налоговые льготы для аккредитованных ИТ-компаний или компаний в сфере радиоэлектроники не являются специальным налоговым режимом, то это определение к ним формально не применимо. 

Мы ожидаем, что в контексте амнистии станут более определенными критерии самостоятельного хозяйствующего субъекта, действительно ведущего льготируемую деятельность без искажений хозяйственных операций и компании, применяющие налоговые ИТ льготы, должны будут им соответствовать. 

Кроме того, полезно вспомнить несколько инициатив, направленных на совершенствование условий коммерциализации наработок ИТ-компаний с одновременным ограничением льгот для структур с иностранным участием: 

Во-первых, проект «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 30 сентября 2022 г. № 1729», регулирующее правила ИТ-аккредитации[1] (далее – «Проект постановления»). Он прошел оценку регулирующего воздействия и готовится к рассмотрению Правительством России, то есть может быть принят одновременно с большим налоговым законопроектом.

Для целей этого обзора в нем можно выделить две основные идеи:

  1. Рассчитывать 30% пропорцию доходов от ИТ-деятельности не от всех доходов ИТ-компании, а от выручки. Это назревшее решение, так как текущая редакция ограничивает некоторые ИТ-компании в получении внереализационных доходов. Например, в нередкой ситуации, когда компания, специально созданная для разработки капиталоемкого отечественного ПО, инвестируя средства в разработку продукта, который еще масштабно не коммерциализируется, сталкивается с риском невыполнения условий аккредитации по 30% доле ИТ-дохода в случае размещения свободных денежных средств на депозите, что является общепринятой рыночной практикой, отказ от которой лишь ухудшает ее финансовое положение, что не соответствует ни ее собственным, ни публичным интересам.
  2. Самой громкой инициативой, отраженной в Проекте постановления, оказалось введение дополнительного критерия для ИТ-аккредитации, что более 50% прямого или косвенного владения (управления, контроля) долями или акциями организации принадлежит российским юридическим и/или физическим лицам. Бизнес-сообщество обращало внимание в рамках общественного обсуждения Проекта на кажущуюся избыточной категоричность этой нормы, не учитывающую, например, ситуации, когда таким иностранным акционером-инвестором будут лица из дружественных юрисдикций или компании, не завершившие редомициляцию в Россию или дружественные юрисдикции, а также соответствие деятельности таких компаний с иностранным участием публичным интересам.

Примечательно, что у этого документа есть дублер – другой проект Постановления Правительства по той же теме, в котором технические правки те же, что и в первом, а указанные сутевые – отсутствуют. Какая версия в итоге будет принята одна из неявных, но значимых интриг развития регулирования ИТ-сферы.

В-третьих, Законопроект № 577665-8[2]. В нем помимо прочего предлагается исключить из «группы лиц» для целей применения ИТ-льгот иностранные организации и граждан, лиц без гражданства. В этом случае разработанные такими лицами ПО, лицензируемое либо используемое для оказания определенных услуг их материнской, дочерней или сестринской российской аккредитованной ИТ-компанией, с долей участия одного лица более 50 процентов, не будет считаться ИТ-доходом для целей ИТ-льгот. Как в случае с ограничениями для получения ИТ-аккредитации в текущей редакции этого законопроекта норма не содержит исключений, которые позволили бы придать ей более сбалансированный характер.

Таким образом, налогообложение технологического сектора экономики активно развивается на разных уровнях – от элементов налогообложения до подзаконного регулирования ключевых деталей.

Их важно системно учитывать в контексте правоприменительной практики, в том числе непубличной, складывающейся в текущем взаимодействии бизнеса с налоговыми органами, а также более глобальными трендами.

Чем поможет Б1

Специализированная команда Б1 готова помочь сориентироваться в нюансах, применимых к вашей ситуации, и выработать обоснованную налоговую позицию. В частности:

  • мы можем провести диагностику влияния ожидаемых изменений в законодательстве на деятельность организации / группы и помочь подготовиться к ним;
  • оценить применимость налоговых льгот и помочь в их использовании в соответствии с законодательством и правоприменительной практикой;
  • помочь во взаимодействии с налоговыми органами и иными регуляторами для разъяснения норм законодательства.

Мы продолжаем следить за ожидаемыми изменениями, затрагивающими налогообложение высокотехнологичных компаний.

Авторы

Вадим Ильин

Вадим Ильин

Партнер Б1

Руководитель группы по оказанию услуг в области косвенного налогообложения и таможенного регулирования, департамент налогов, права и сопровождения бизнеса

Связаться

Наталья Хобракова

Наталья Хобракова

Партнер Б1

Департамент налогов, права и сопровождения бизнеса

Связаться

Геннадий Тимоничев

Геннадий Тимоничев

Директор Б1

Департамент налогов, права и сопровождения бизнеса

Связаться

Показать ссылки

АЛЕРТЫ ПО ТЕМЕ

Посмотреть все