Услуги

Услуги

Программы

Офисы Пресс-служба Подписка Обратная связь Запрос на оказание услуг

Выбор языка

Выбор локации

Мы используем файлы cookie, чтобы улучшить работу сайта. Оставаясь на сайте, вы соглашаетесь с нашей политикой по использованию файлов cookie.
back

На волне четвертого энергоперехода

Тенденции и тренды ESG-трансформации в контексте «поворота на Восток». О том, чему Россия может поучиться у восточных партнеров и какими ESG-практиками может похвастаться, рассказывает менеджер отдела услуг в области устойчивого развития Группы компаний Б1 Екатерина Тимофеева.

avatar

Первый энергопереход в истории человечества произошел в XIX веке, когда на смену древесине пришел уголь. Второй был направлен на увеличение добычи нефти, а третий – на расширение использования природного газа. Сегодня мы стоим на пороге четвертого важного этапа энергетической эволюции, который предполагает переход от ископаемых источников энергии к возобновляемым.

Ключевым аспектом четвертого энергоперехода является борьба с изменением климата, которую реализуют правительства стран по всему миру. Главным инструментом здесь становится сокращение выбросов углекислого газа в атмосферу, что требует широкомасштабной реорганизации системы электро- и теплоснабжения. Бизнес активно поддерживает декарбонизацию и масштабно внедряет энергоэффективные технологии, а также переходит на производство электроэнергии с применением низкоуглеродных источников. Важной задачей также является цифровизация, которая направлена на эффективное управление энергетическими системами и преобразование структуры энергетики с использованием инновационных технологий генерации, распределения и потребления энергии.

ESG в горнодобывающем секторе

Минералы играют решающую роль в переходе к «зеленой» энергетике, поскольку они являются ключевыми компонентами для солнечных батарей, ветряных турбин, электромобилей и других технологий. Однако, в соответствии с отчетом Международного энергетического агентства, электромобиль потребляет в шесть раз больше минеральных ресурсов, чем автомобиль с двигателем внутреннего сгорания. В то же время добыча и переработка материалов, необходимых для создания чистых технологий, являются монополией ограниченного круга стран. Это может угрожать развитию чистых технологий и повышает необходимость в обеспечении стабильных поставок данных материалов.

Как никогда ранее факторы ESG будут оставаться приоритетными при принятии важных инвестиционных решений в сфере горной добычи. В свете текущих процессов энергетического перехода отрасль находится на стадии серьезного преобразования, и внимание к вопросам окружающей среды, социальной ответственности и корпоративного управления станет все более значимым фактором успеха в этой области.

Один из главных отличительных признаков горнодобывающего сектора заключается в том, что месторождения и рудники, как правило, находятся в отдалении от электросетей и работают на дизельных генераторах. Однако в условиях повышенного внимания к экологическим, социальным и управленческим аспектам в горнодобывающей индустрии все большее распространение получают гибридные системы, включающие в себя использование СПГ, возобновляемых альтернативных источников энергии и накопителей электроэнергии. Сегодня декарбонизация и энергетический переход входят в число ключевых рисков и одновременно возможностей для горнодобывающих компаний. В связи с этим промышленные предприятия начали активно разрабатывать декарбонизационные стратегии, которые учитывают факторы ESG.

В 2021 году глобальное исследование компании EY выявило основные ESG-факторы в металлургическом сегменте, такие как влияние на местные сообщества, экологические проблемы, ответственная цепочка поставок и косвенные выбросы. Особенно важными являются этические вопросы при добыче некоторых металлов (например, кобальта), требующие прозрачности в цепочке поставок.

Статистика показывает: чтобы достичь углеродной нейтральности и ограничить рост средней температуры на Земле 2 °C (хотя мы стремимся к 1,5 °C), требуется более чем в четыре раза увеличить общемировые ежегодные инвестиции в технологии энергетического перехода. Например, в США в период с 2022 по 2030 годы планируется инвестировать $44 трлн. При этом на внедрение новых технологий в сфере энергетики будет направлено более 80% этих инвестиций, что составляет свыше $35 трлн.

ОАЭ – лидер ESG-трансформации

Страны Азии планируют достичь углеродной нейтральности в разные сроки: от 2050 до 2070 года. ОАЭ, Южная Корея, Узбекистан и Кыргызстан намерены стать углеродно-нейтральными к 2050 году, Турция – к 2053, Индонезия, Китай и Казахстан – к 2060 году. Индонезия развивает рынок углеродных единиц, а Китай планирует удвоить производство солнечной и ветряной энергии к 2030 году и использовать пятую часть электроэнергии для производства водорода к 2060 году. Индия намерена стать углеродно-нейтральной к 2070 году.

В Объединенных Арабских Эмиратах активно разрабатываются программы устойчивого развития, реализуются «зеленые проекты, внедряются новые технологии, а также осуществляются инвестиции в альтернативные возобновляемые источники энергии. Благодаря таким усилиям 41% компаний уже применяют элементы ESG, а треть из них создают свою ESG-повестку.

ОАЭ являются одним из лидеров в сфере возобновляемых источников энергии и повышения эффективности использования энергии. Страна приняла стратегическую инициативу UAE Net Zero с целью стать углеродно-нейтральной к 2050 году. При этом в ОАЭ тщательно следят за использованием экологически вредных источников энергии, которые до сих пор являются необходимыми для мировой энергетики.

Одновременно ОАЭ активно инвестируют в экологически чистые источники энергии и рассматривают возможности отказа от использования углеводородного топлива. Тем не менее меры правительства ОАЭ не считаются достаточными в плане снижения эмиссии СО2, и поэтому необходимы более активные действия государства по введению ограничительных мер для определенных отраслей.

В Объединенных Арабских Эмиратах функционируют три биржи, включая Фондовую биржу Абу-Даби, Дубайский финансовый рынок и NASDAQ Dubai. Они активно участвуют в реализации экологических инициатив и придерживаются рекомендаций, связанных с устойчивым развитием. Биржа Абу-Даби является крупнейшей в стране и первой, которая выпустила в 2019 году рекомендации по ESG-отчетности. В настоящее время власти ОАЭ также работают над созданием первого в мире углеродно-нейтрального международного финансового центра.

ESG-опыт Китая

Адаптация к изменению климата и переход к экономически приемлемым безуглеродным технологиям стали нашей новой реальностью. Ведущие азиатские биржи, такие как Гонконгская биржа, ужесточают требования к климатической ответственности бизнеса и совершенствуют стандарты раскрытия информации в данной области. Новые требования вступят в силу c 1 января 2024 года. В частности, все компании, котирующиеся на Гонконгской бирже, будут обязаны раскрывать информацию о выбросах парниковых газов всех охватов, ключевые показатели эффективности (КПЭ) по энергопереходу и другие важные данные. Большое внимание будет уделяться внутренним ценам на углерод, а также рискам и возможностям энергетического перехода. Эти изменения говорят о тенденции к усилению регулирования и повышению ответственности бизнеса в отношении климатических вызовов и отражают рост интереса к данной теме в Азии.

Китай, занимающий первое место в мире по выбросам CO2 с долей 29,18%, установил две главные цели по сокращению эмиссии углерода (первую из них он намерен достичь уже к 2030 году). Представляя свой план по декарбонизации, Китай заявил о нескольких крупных проектах, связанных с возобновляемыми источниками энергии. Страна стремится стать лидером в этой области к концу десятилетия. Как показал отчет об энергетическом переходе Китая, в 2023 году он стал бесспорным мировым лидером по расширению использования возобновляемых и чистых источников энергии.

В июне 2022 года Китай обнародовал 14-й пятилетний план в рамках которого предполагается удвоить производство возобновляемой (солнечной и ветряной) энергии и довести его до 1200 ГВт к 2030 году. Новый план по возобновляемым источникам энергии нацелен на то, чтобы к 2025 году общий объем производства возобновляемой энергии составлял не менее 1000 мегатонн условного топлива в угольном эквиваленте (по сравнению с 680 мегатоннами в 2020 году). Чтобы генерировать столько энергии, исходя из текущего баланса энергопотребления, необходимо ежегодно добавлять не менее 100 ГВт ветряных и солнечных мощностей в течение следующих пяти лет. Согласно Климатической цели Китая в 1200 ГВт ветровой и солнечной энергии к 2030 году («определяемый на национальном уровне вклад», NDC), ежегодный прирост должен быть в размере более чем 75 ГВт с 2021 по 2030 год. Таким образом, вполне вероятно, что план по возобновляемым источникам энергии будет перевыполнен, и цель будет достигнута уже в 2025 году.

Это также подтверждает амбициозное внедрение ВИЭ на местном уровне. Согласно 14-му пятилетнему плану для каждой отдельной провинции, 23 из 34 регионов и областей установили цели по увеличению ветровой и солнечной мощности в размере более 120 ГВт в год в период с 2021 по 2025 год. Кроме того, новый план требует, чтобы половина увеличения спроса на энергию покрывалась за счет возобновляемых источников. Достижение этой цели будет способствовать достижению пика выбросов парниковых газов, однако все еще существует риск того, что растущие угольные мощности Китая могут идти вразрез с усилиями страны по достижению углеродной нейтральности к 2060 году.

В 14-м пятилетнем плане, помимо прочего, подчеркивается роль угля в «обеспечении основных потребностей в энергии и важность угольной энергетики для поддержания национальной энергосистемы Китая. Международное энергетическое агентство в отчете Global Energy Review 2022 отмечает, что выбросы CO2 в КНР в среднем увеличатся на 500 млн т в следующем году. Уголь до сих пор широко востребован в национальном энергетическом секторе Китая, угольные ТЭС сейчас выступают как основной источник загрязнения, влияя на около 70% от роста всех выбросов парниковых газов. Китай наращивает строительство электростанций с сжигаемым топливом, параллельно с введением в действие новых металлургических заводов. По данным Global Energy Review, в период с 2020 по 2021 год объем производства электроэнергии на угольных электростанциях увеличился на 330 ТВт·ч, или почти на 7% по отношению к 2020 году. Согласно информации Национального бюро статистики Китая, в 2021 году на уголь приходилось 56% от общего потребления энергии в стране. Президент Китая Си Цзиньпин неоднократно выражал позицию, согласно которой уголь должен стать «основой» национального энергетического баланса, поскольку его   «будет трудно заменить в краткосрочной перспективе». При этом наращивание добычи угля может выступать и как краткосрочная корректировка политики, не означающая «отступление» Китая от своих долгосрочных обязательств по климату, и как фактор риска для достижения поставленных Китаем амбициозных целей по снижению выбросов парниковых газов.

Однако растущий спрос на энергию в стране противоречит этим обязательствам. В результате Китай продолжает увеличивать добычу угля для обеспечения стабильного энергоснабжения.

В прошлом году вступило в силу новое обязательное требование для крупного бизнеса и публичных компаний Китая: теперь они должны ежегодно предоставлять властям ряд экологических данных. Одним из знаковых событий стал выпуск рекомендаций по подготовке ежегодной ESG-отчетности, составленных Китайским обществом по реформированию и развитию предприятий вместе с PingAn Insurance и другими компаниями.

В реализацию повестки устойчивого развития активно включаются китайские компании из сектора металлургии и горной промышленности. В частности, многие из них строят заводы, работающие на ВИЭ. Инновационный подход, цифровизация, исследования и разработки также становятся приоритетами для значительного числа компаний. Они внедряют принципы экономики замкнутого цикла и разрабатывают программы, направленные на сокращение выбросов, потребления воды, остатков и отходов производства, а также на повышение энергоэффективности.

Российская практика

На российском рынке также можно отметить успешные примеры низкоуглеродного развития. Несмотря на то что многие зарубежные партнеры и клиенты покидают страну, возникают логистические трудности, происходит перестройка цепочек поставок и перекрытие рынков  «зеленого» финансирования, компании металлургического и горнодобывающего сектора понимают важность сохранения своей глобальной конкурентоспособности.

Теперь главной задачей топ-менеджмента крупного бизнеса является подготовка своих компаний к деятельности в сложной, быстро меняющейся и неустойчивой среде. Ставки делаются на экологически чистые проекты, внедрение стратегий ESG и достижение углеродной нейтральности с помощью инновационных технологий. Внимание инвесторов особо привлекают те компании, которые повышают прозрачность и доступность информации о происходящих внутри них изменениях (в частности, продолжая публиковать ежегодную нефинансовую отчетность).

В 2023 году крупные компании в отраслях металлургии и горнодобычи продолжают демонстрировать свою долгосрочную ориентацию на принципы ESG, публикуя отчеты об устойчивом развитии. В этой связи важно отметить одну из крупнейших российских золотодобывающих компаний, которая возглавила новый ESG-рэнкинг RAEX российского бизнеса «Топ-50 энергия». В этот список попали компании, которые проявляют наибольшее внимание к «зеленому» энергопереходу. Так, новым трендом и одновременно лучшей практикой является закрепление в нефинансовом отчете KPI для топ-менеджмента, который отражает затраты на энергопереход и расширение использования возобновляемых источников энергии.

Тем не менее рэнкинг показал, что крупный российский бизнес обладает большим потенциалом для развития в области «зеленой» энергии. Так, лишь десять компаний из списка набрали оценку выше 50%. Анализ также выявил, что энергетический менеджмент достаточно равномерно развит среди всех компаний различных отраслей, однако переход к ВИЭ остается проблемой: только 36% компаний из списка инициируют соответствующие мероприятия.

Приведем ряд примеров из отечественной практики. В своем отчете об устойчивом развитии крупнейшая горно-металлургическая компания РФ, которая является ведущим в мире производителем палладия и высокосортного никеля, декларирует свое стремление обеспечить производство металлов с максимально низким углеродным следом. Компания также активно внедряет цифровые и иные высокотехнологические решения, что было подкреплено запуском программы «Цифровой инвестор» в марте 2023 года. Работники пилотного филиала получили возможность инвестировать в цифровые токены, привязанные к стоимости акций компании, без вложения своих собственных средств.

В свою очередь, одна из крупнейших российских компаний по производству алюминия начала переход к чистым нулевым выбросам, осуществляя модернизацию глиноземного и металлургического производства. Она также проводит компенсирующие мероприятия, включающие улавливание углекислого газа, охрану и восстановление лесов.

Еще один интересный кейс – создание оптимизированного плавучего энергоблока у крупной российской горнодобывающей компании.

На протяжении более 15 лет компания Б1 помогает бизнесу горнодобывающего и металлургического сектора успешно решать задачи в области устойчивого развития, изменения климата, охраны труда и промышленной безопасности. Благодаря интеграции ESG-факторов в стратегию развития и бизнес-процессы компаний удается сохранить стабильность и повысить инвестиционную привлекательность бизнеса даже в условиях внешних вызовов и непредсказуемой экономической ситуации.

Более глубокое понимание рисков и возможностей, связанных с вопросами устойчивого развития, а также особенностей управления ими, позволяет определить верный фокус усилий компании и повысить ее эффективность. Обеспечение прозрачности информации о деятельности компании также способствует уверенному общению с партнерами и укреплению доверия заинтересованных сторон. За время своей работы Б1 реализовала более 400 проектов для российских и зарубежных клиентов, а сейчас, открывая офисы за рубежом, активно исследует рынки стран АТР и Ближнего Востока.
 

03 июля 2023 г.

ИнфоТЭК

Подробнее

Статьи и колонки Б1

Посмотреть все