Услуги

Услуги

Программы

Офисы Пресс-служба Подписка Обратная связь Запрос на оказание услуг

Выбор языка

Выбор локации

Мы используем файлы cookie, чтобы улучшить работу сайта. Оставаясь на сайте, вы соглашаетесь с нашей политикой по использованию файлов cookie.
Смотреть все выпуски

Развитие судебной практики по таможенным спорам: роялти и «агентский» НДС в таможенной стоимости

09.08.2022 г.

Поделиться

3 августа 2022 года Арбитражным судом города Москвы принято решение по делу № А40−33 892/2022, в рамках которого рассматривался спор о включении в таможенную стоимость ввозимых товаров сумм роялти за право использования товарных знаков в предпринимательской деятельности и сумм НДС с роялти, уплаченных импортером в качестве налогового агента.

Суд первой инстанции удовлетворил требования участника ВЭД в полном объеме.

Обстоятельства дела

Российским импортером (далее — «Компания») на территорию России ввезены различные виды товаров, маркированных товарными знаками, в рамках внешнеторговых контрактов с взаимосвязанными поставщиками.

Право на использование товарных знаков передано Компании в соответствии с лицензионным договором с иностранным лицензиаром, входящим с Компанией в одну группу компаний.
Положения лицензионного договора предусматривают разделение лицензионного вознаграждения в зависимости от способа использования прав: (1) платежи за использование товарных знаков в отношении товаров, приобретаемых для реализации в России (далее — «Роялти 1»); (2) платежи за использование товарных знаков, используемые в предпринимательской деятельности, не относящейся к товарам, приобретаемым для реализации в России (далее — «Роялти 2»).

Компания включала Роялти 1 в таможенную стоимость товаров, при этом Роялти 2 в таможенную стоимость товаров не включались.

Таможенным органом в отношении Компании проведена камеральная таможенная проверка, в результате которой сделаны выводы о необходимости включения в таможенную стоимость ввезенных товаров сумм Роялти 2, а также сумм НДС, уплаченные Компанией в бюджет РФ в качестве налогового агента с Роялти 1 и Роялти 2. См. подробнее на схеме ниже.

Компания, считая решения таможенного органа незаконными, обратилась в арбитражный суд.

Позиция суда

Арбитражный суд согласился с доводами Компании и аргументировал свое решение следующим:

Включение лицензионных платежей в таможенную стоимость товаров

  • Лицензионный договор содержит прямое разделение объема передаваемых прав использования ТЗ через установление отдельных вознаграждений в отношении каждого конкретного способа использования прав и описание объема таких прав.
  • Исходя из буквального прочтения указанных положений очевидным является факт, что Роялти 1 непосредственно связаны с Товарами, поскольку уплачиваются за право использования ТЗ на Товарах в связи с осуществлением определенных действий, которые обеспечат возможность реализовать такие Товары на территории России. В то время как Роялти 2 не имеет прямой связи с ввозом Товаров и более того содержит прямое исключение использования ТЗ в деятельности, обеспечивающей возможность дальнейшей реализации Товаров на территории России.
  • Использование объема прав, за который предусматривается уплата Роялти 2, может осуществляться независимо от того, какие именно товары и в каком объеме ввозит Компания.
  • Независимо от объема и качественных характеристик ввозимых товаров, а также независимо от отсутствия такого ввоза Компанией могут осуществляться действия, связанные с рекламной и маркетинговой деятельностью, а также с деятельностью по подготовке необходимой документации на территории РФ и использовать предоставленные права для ее осуществления.
  • Действующим таможенным законодательством не установлено правило о том, что если правообладателем предоставляется комплекс различных правомочий по использованию объектов интеллектуальной собственности, то при включении в таможенную стоимость ввозимых товаров лицензионного платежа, уплачиваемого за одно из таких правомочий, лицензионные платежи, уплачиваемые за остальные правомочия, также автоматически подлежат включению в таможенную стоимость указанных товаров.

Включение сумм НДС, уплаченных Компанией в бюджет РФ в качестве налогового агента

  • Перечень дополнительных начислений, установленный ст. 40 ТК ЕАЭС, является закрытым: иные расходы покупателя, в том числе связанные с оплатой отдельных услуг продавца, не включаются в таможенную стоимость ввозимых товаров. Расширительное толкование указанных положений законодательства недопустимо.
  • Нормы п. 1 ст. 39 и ст. 40 ТК ЕАЭС не содержат специального указания на обязательность включения в таможенную стоимость ввозимых товаров сумм налогов, уплаченных с лицензионных платежей в стране ввоза. В отсутствие прямого указания на обязательность включения в таможенную стоимость ввозимых товаров сумм НДС, уплаченных с лицензионных платежей в стране ввоза, осуществление подобных доначислений противоречит таможенному законодательству.
  • НДС представляет собой форму изъятия в бюджет части добавленной стоимости, а реализация товаров (работ, услуг) производится по ценам (тарифам), увеличенным на сумму этого налога. Как следствие, НДС на исследуемые платежи не подлежит включению в таможенную стоимость ввезенных товаров.
  • Включение НДС на спорные лицензионные платежи в таможенную стоимость товаров приводило бы к ситуации, когда одна и та же сумма НДС на платежи сначала уплачивается и возмещается во внутренних оборотах (операции по предоставлению лицензии на товарные знаки), а затем учитывается при исчислении базы для ввозного НДС при внешних оборотах (операции по ввозу товаров).

Текущие тенденции

Указанное решение продолжает позитивную тенденцию разрешения судами споров о необходимости включения роялти, уплачиваемых или подлежащих уплате за право использования ОИС в деятельности, не связанной с товарами в принципе и их импортом, в частности. Так аналогичный подход был поддержан судами трех инстанций по делам №№А09−1751/2021, А09−1129/2021.

Дополнительно отмечаем, что данное решение продолжает складывающую позитивную практику в части отсутствия оснований для включения сумм НДС, уплаченных импортером (лицензиатом) в качестве налогового агента, в таможенную стоимость ввозимых товаров. Такой подход уже подтвержден решениями судов первой инстанции по делам № А40−286 907/2021, А40−4727/2022, А40−10 498/2022, А40−3225/2022, а также судами апелляционной инстанции по делам № А56−114 310/2021, А40−3225/2022.

Как Б1 может помочь?

  • Оценка необходимости и рисков включения лицензионных и иных внутригрупповых платежей в таможенную стоимость ввозимых товаров, а также сумм налогов, уплачиваемых компанией в качестве налогового агента.
  • Выработка рекомендаций в части изменения положений лицензионных и иных внутригрупповых договоров в целях минимизации негативных правовых последствий.
  • Подготовка правовой позиции касательно отсутствия необходимости включения лицензионных и иных внутригрупповых платежей в таможенную стоимость товаров.
  • Разработка методологии включения лицензионных и иных внутригрупповых платежей в структуру таможенной стоимости (включая проработку применения механизма отложенного определения таможенной стоимости).
  • Оказание поддержки при включении лицензионных платежей в таможенную стоимость (включая подготовку КДТ).
  • Полное или частичное сопровождение Компании в рамках таможенных проверок по вопросу включения лицензионных платежей в таможенную стоимость.
  • Представление интересов Компании на досудебной и судебной стадиях обжалования решений таможенных органов.

 

Авторы:

  • Владислава Грицкова, старший консультант Б1, группа услуг по таможенному регулированию и международной торговле
  • Екатерина Мазурова, консультант Б1, группа услуг по таможенному регулированию и международной торговле

АЛЕРТЫ ПО ТЕМЕ

Посмотреть все